Ника (simada) wrote,
Ника
simada

Categories:

Очень страшная история или как я провел этой ночью

Одной темной-темной ночью, в темном-темном городе, в темной-темной комнате, одна белая-белая женщина читала в темной-темной кровати темный-темный роман Стивена Кинга "Сияние".
Рядом женщиной в темной-темной кровати лежал ее темный-темный муж и усами шевелил.
Роман темного Стивена женщина читала далеко не впервые, но какое-то темное чувство все равно одолевало ее светлую душу. Прямо скажем, женщине было страшно. Кинг - мастер нагнетать потому что. И читать его лучше днем.

"Слева – громадная ванна на львиных лапах, занавеска душа задернута. Дэнни переступил порог и, как во сне, пошел к ванне – им словно бы двигало что-то извне, как в одном из тех снов, которые приносил Тони, а значит, отдернув занавеску, он может увидеть что-нибудь приятное: что-нибудь, потерянное папой или забытое мамой, такое, что обрадует их обоих…И мальчик отдернул занавеску." - читала женщина. По коридору, ведущему к закрытой двери ее темной-темной спальни, кто-то тихо крался, цокая когтями по мраморным плиткам пола. Цок-цок-цок.
"Женщина в ванне была мертва уже не первый день. Она вся покрылась пятнами, полиловела, раздутый газами живот выпирал из холодной, окаймленной льдинками, воды, как остров плоти. Блестящие, большие, похожие на мраморные шарики глаза, вперились в Дэнни. Лиловые губы растянула ухмылка, больше напоминающая гримасу. Груди покачивались на воде. Волосы на лобке плыли. Руки неподвижно вцепились в насечки на краях фарфоровой ванны, как крабьи клешни." - леденея читала женщина. Тот, кто крался к двери ее темной-темной комнаты, с грохотом упал с той стороны. Из под двери в комнату донесся шумный выдох: фффууууууууыыых.

"Дэнни завизжал. Однако с губ не сорвалось ни звука, визг рванулся обратно, прочь и канул во тьме его нутра, как камень в колодце. Сделав один-единственный неверный шажок назад, Дэнни услышал, как звонко защелкали по белым кафельным шестиугольникам каблуки, и в тот же момент обмочился. Женщина садилась. Она садилась, продолжая ухмыляться, не сводя с него тяжелого каменного взгляда. Мертвые руки скребли фарфор. Груди колыхались, как старые-престарые боксерские груши. Тихонько треснул ломающийся лед. Она не дышала. Уже много лет это был труп." - мужественно трясясь, читала женщина. Лежащее под дверью ее комнаты существо протяжно зевнуло. Ыыыыыаааииээхх.

"Дэнни развернулся и побежал. Он стрелой вылетел из двери ванной, глаза выскакивали из орбит, волосы встали дыбом, как у ежа, который приготовился свернуться клубком; разинутый рот не исторгал ни звука. Мальчик полным ходом подлетел к выходной двери номера 217, но та оказалась закрыта. Он забарабанил по ней, совершенно не соображая, что дверь не заперта и достаточно просто повернуть ручку, чтобы выбраться наружу. Изо рта Дэнни неслись оглушительные вопли, но уловить их человеческим ухом было невозможно. Он мог лишь барабанить в дверь и прислушиваться, как покойница подбирается к нему – пятнистый живот, сухие волосы, протянутые руки – нечто, волшебным образом забальзамированное и пролежавшее здесь, в ванне, мертвым, наверное, не один год. Дверь не откроется, нет, нет, нет." - потустороннее существо оглушительно забарабанило конечностями в дверь комнаты женщины. Вот так: Бум-бум-бум-бах-бах-трах-тибидох-тремс-трямс!
- Бони, скотина, пошел вон оттуда!!!! - завизжала женщина.  Собака Бони за дверью еще раз тяжко выдохнула и цокая поплелась по коридору в салон. Женщина сделала несколько глубоких вдохов, обругала себя дурой, успокоилась и вернулась к чтению.

"Время шло. И только мальчик начал расслабляться, только начал понимать, что дверь, должно быть, не заперта и можно выйти, как вечно сырые, покрытые пятнами, воняющие рыбой руки мягко сомкнулись на его шее, неумолимо разворачивая, чтобы Дэнни взглянул в мертвое, лиловое лицо." - Ххрррррайййааааяяяяяяя!  - неделикатно заметил кто-то за спиной женщины.
- Ааааааааааа, подонок! - тонко завыла женщина, вырывая некстати всхрапнувшему мужу последние усы. - Ааааааааааааааааааа, ты меня до инфаркта доведешь когда-нибудь!
- А шо случилось? - не приходя в сознание удивился оборванный муж. - Мы рожаем? Ты уходишь?
- Убили негра. - успокоила мужа любительница триллеров на ночь. - Я читаю, не мешай. И не храпи.
С перепугу пропустив две главы, женщина вновь вернулась к чтению. Она была упряма и ничто на свете не могло ее напугать.

"Большую ванну на львиных лапах прикрывала задернутая бледно-розовая пластиковая занавеска.
На копчик деликатно надавил ледяной палец, отчего температура тела Джека понизилась на добрых десять градусов. К этому пальцу присоединились и другие и внезапно, вдоль спины, до самой «медуляоблонгата» побежали мурашки, они играли на позвоночнике Джека, как на каком-то первобытном инструменте.
За розовой пластиковой занавеской что-то было. В ванне. Оно виднелось сквозь пластик – плохо различимый, затемненный, почти бесформенный силуэт. Оно могло оказаться чем угодно. Тенью от прикрепленного над ванной душа. Давно умершей женщиной, которая лежит в ванне с куском мыла «Лоувайла» в коченеющей руке и терпеливо ждет – не придет ли хоть какой-нибудь любовник. Джек приказал себе храбро шагнуть вперед и откинуть занавеску. Чтоб обнаружить то, что может там находиться. Вместо того он рваными, марионеточными движениями развернулся и вышел обратно в спальню-гостиную.
- из гостиной женщины раздавались звуки драки, клекот, и кто-то будто бы сильно бился о прутья решетки и двигал мебель. На копчик женщины надавила ледяная пятка. Собака Бони залаяла. Гав-гав-гав! "Попугаи!" - с надеждой подумала женщина. "Еще как попугаем!" - подумали попугаи. В гостиной все стихло.
Женщина сбросила ногу мужа со своей талии, отерла обильно выступивший кое-где пот и решила закончить читать. Упорство женщины равнялось только ее же идиотизму.

"Шаря рукой по стене, он погасил свет, шагнул в коридор и захлопнул дверь. Он не оглядывался. Изнутри ему послышались странные звуки – далекие влажные глухие шлепки. Будто некое существо только-только выбралось из ванны, желая приветствовать гостя, да запоздало и, сообразив, что тот ушел до завершения обмена любезностями, кинулось к дверям (лиловое, ухмыляющееся) приглашать визитера обратно в номер. Шаги приближаются к двери или это стучит сердце?" - Ыыыыыыыыы, заплакала женщина. Ей вдруг невыносимо захотелось, курить, коньяку и посетить туалет. Встать с постели и выйти из комнаты было бы самоубийством  -  из коридора тянуло гнилью, из гостиной к ней тянулись полусгнившие руки многочисленных ухмыляющихся женских трупов, а в ванной явно шорхало не меньше трех привидений. "Йобнуться тут можно, с вашими книгами", сердито подумала женщина и пнула мужа локтем под ребра:
- Муж, а муж, - заискивающе сказала она, - пойдем со мной пописаем?
- Ммм, да, я уже загрузился на завтра в Кирият-Оно, шесть ящиков. Скоро буду. - пробормотал бесчувственный муж.
- Шоб ты в пробке на Аялоне срать захотел. - всхлипнула женщина, оставила мужа в покое и решила терпеть до утра. До утра оставалось всего ничего - ровно два часа. Что бы убить время, женщина вернулась к роману короля ужаса.

"Он схватился за ключ. Тот словно покрылся тиной и не желал поворачиваться в замке. Джек атаковал его. Вдруг замок защелкнулся, а Джек с тихим стоном облегчения отступил к противоположной стене.
– Нет, – проскулил он, едва ли сознавая, что опустился до такого, опустился до того, чтоб скулить, зажмурившись, как маленький: О Господи, нет. Ради всего святого, только не это. Но сквозь хаос смятенных мыслей, сквозь молотом ухающее сердце Джек сумел расслышать тихий звук: это тщетно поворачивалась во все стороны дверная ручка. Это напрасно пыталось выбраться наружу нечто, запертое изнутри; нечто, чему знакомство с его семьей пришлось бы весьма по вкусу, а вокруг визжала бы буря и белый день становился бы черной ночью. Если бы Джек открыл глаза и увидел, как ручка движется, он потерял бы рассудок. Поэтому глаза не открывались, а неизвестно сколько времени спустя наступила тишина.
"
- в наступившей тишине женщина отбросила книгу, вскочила с кровати и завывая опрометью ринулась в свой совмещенный санузел. И влетев туда, потеряла дар речи от ужаса. Ванну без всяких признаков львиных лап, прикрывала задернутая бледно-коричневая в цветочек, пластиковая занавеска. Вот так:

Посмотреть на Яндекс.Фотках
Где-то за занавеской капли воды мерно шлепались на дно ванны. Сквозь пластик виднелся плохо различимый бесформенный силуэт. Он мог оказаться чьим угодно.
Терять женщине было нечего - позади у нее были только унитаз и Москва. Вопреки всякой логике и в полном соответствии с действиями глупых героинь фильмов ужасов, которые вместо того, что бы бежать и звать на помощь, лезут куда не надо, спрашивают у своих убийц тут ли они, и отдергивают занавесочки, женщина из последних сил, теряя сознание ухватилась за пластик и сдвинула занавесочку в сторону. В ванне подло ухмылялось это:

Посмотреть на Яндекс.Фотках
Младшая дочь женщины, уходя спать, оставила это в ванне на постирать, да так про это и забыла.
Сжимая горло руками, женщина молча опустилась на то, что оставалось у нее за спиной. И я вам скажу, хорошо, что санузел в квартире у женщины спланирован таким образом. Иначе, эта история могла бы закончится гораздо хуже.
И не читайте ночью страшных книг про привидения. Послушайте страшно умных и ужасно опытных женщин.


Tags: Лытдыбр
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 242 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →